«Уралгидромаш»: рассрочка на преступление. Свердловский бизнес получает право на невыплату зарплат

«Забастком» сообщает: На прошлой неделе Трудовая инспекция по Свердловской области удовлетворила просьбу владельцев АО «Уралгидромаш» в лице генерального директора И.В. Птицына временно не платить зарплату рабочим предприятия, не останавливая при этом производства основной продукции — оборудования для энергетической отрасли. Таким образом Министерство труда и социальной защиты встало на сторону бизнесмена, доказавшего чиновникам, что его долг перед трудовым коллективом на общую сумму более 50 миллионов рублей образовался в связи с мировым кризисом, падением цен на нефть и введением секторальных санкций против России. По оценкам экспертов, данный прецедент, носящий характер административной провокации, в действительности может  дать новую практику поддержки региональными властями местных лояльных предпринимателей и перерасти в массовый отказ последних от выполнения соответствующих обязательств по коллективным договорам. 

Предприятие, специализирующееся на выпуске трансформаторных баков,  гидравлических турбин и насосов для нефтяной промышленности, возникло еще в 18 веке, в городе Сысерть. Много позже, в годы советской власти, его дополнительные мощности были запущены в Свердловске. В конце восьмидесятых годов, когда машиностроительное производство находилось еще в общественной собственности,  его коллектив насчитывал почти десять тысяч человек. Сейчас, с переходом завода в частные руки, здесь осталось чуть более полутора тысяч.

Не отличаясь дисциплинированностью в вопросах оплаты труда, современные хозяева предприятия (основной акционер — А.Ю. Степанов) этой весной вообще перестали платить работникам. Однако уже в мае проблемы возникли у них самих: группа рабочих, дошедших до точки терпения, подала заявление в прокуратуру, но не получив там никакой поддержки, организовала митинг прямо перед зданием заводоуправления. Ладно бы репутация мелкой группы буржуев-мошенников! Однако в преддверии думских выборов эта скандальная история бросала тень на т.н. партию власти, которая не прощает даже «своим». Деньги моментально нашлись — расчет с работниками был произведен стремительно. Однако очень скоро всех, засветившихся в прокуратуре, уволили «по сокращению штатов».

На этом выплаты опять прекратились и возобновились уже в разгар лета, после того, как рабочие цеха, где ведется покраска трансформаторных баков, организовали сидячую забастовку. Еле живые люди, работавшие при сорока градусах, в условиях несовместимых с нормами труда и сохранности здоровья, не получая не только компенсации за вредность, но даже заработанного, дали понять вконец обнаглевшему Степанову и его холую Птицыну, что они играют с огнем… Вполне возможно, что на фоне тогдашних репрессий Следственного комитета в отношении ряда губернаторов (Н.Белых) и местных элит (мэр Владивостока И.Пушкарев), екатеринбургская администрация решила не рисковать и не прикрывать жулье. Дело, заведенное местной трудинспекцией по «Уралгидромашу» обязало владельцев в итоге раскошелиться за апрель, май и июнь почти на 47 миллионов рублей.

Однако на этом дело вообще прекратилось и с тех пор почти тысяч рабочих машиностроительного предприятия бедствуют, пытаясь  хоть как-то выжить за счет займов у местных ростовщиков, маскирующихся под вывесками банков.

В начале сентября письмо с требованием разобраться в ситуации направил в местную прокуратуру депутат (от КПРФ) Думы Сысертского городского округа Михаил Кесельман. По логике вещей дело должно было бы перейти в фазу подключения правоохранительных органов и последующего возбуждения уголовного дела в отношении Степанова и Птицина. Увы. Прокуратура переадресовала запрос депутата в областную инспекцию труда, откуда на прошлой неделе поступил ответ, поражающий откровенным цинизмом…%d1%82%d1%80%d1%83%d0%b4%d0%b8%d0%bd%d1%81%d0%bf%d0%b5%d0%ba%d1%86%d0%b8%d1%8f

Подписала документ Государственный инспектор труда О.А. Здерихина.

Вместо того, чтобы ходатайствовать о возбуждении уголовного дела в отношении, например, генерального директора И.В. Птицина, отправив его под суд и (хотя бы на какое-то время!) под домашний арест, одновременно распродав для острастки его немалое личное имущество для погашения задолженности, бюрократы из облтрудинспекции проявили потрясающий гуманизм, решив вникнуть в нелегкое материальное положение капиталиста.

Согласно п. 11.5. Положения о Государственной инспекции труда в Свердловской области (утверждено Приказом № 451 Федеральной службы по труду и занятости от 28.12.2009 г.) данная Инспекция имеет право «составлять протоколы и рассматривать дела об административных правонарушениях в пределах полномочий, подготавливать и направлять в правоохранительные органы и в суд другие материалы (документы) о привлечении виновных к ответственности в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации».

«Я был просто ошарашен этим письмом, — рассказал корреспонденту «Забасткома» депутат Михаил Кесельман. — Когда я позвонил в трудинспекцию и выразил возмущение покровительством нарушителю, там наоборот стали его хвалить — дескать, какой хороший… открыл им по-честному свою бухгалтерию, убедительно доказав свою неплатежеспособность… Он их, видите ли, убедил тем, что рассказал о трудностях бизнеса, сообщил, что получает оплату от покупателей лишь через сорок пять дней после поставки товара… Ах, бедный! И вообще — это сказали мне чиновники! — он порядочный человек, так как платит налоги. А то мог бы вообще уйти… Такой вот принципиальный подход к делу… Вошли в положение буржуя, обворовавшего тысячу человек! Эта рассрочка — фактическое согласие на свершение преступления. Возможно ли представить такую гуманную сделку с тем же обычным заводчанином Уралгидромаша, который не может оплатить ЖКХ, так как Птицын месяцами не платит ему зарплату? Да ни в жизнь!….».

Очередная победа екатеринбургских охранителей буржуазного государства груба и откровенна настолько, что в будущем достойна быть занесенной в учебники истории юриспруденции. Между тем, взятая на вооружение данная практика вполне может повлечь за собой в скором будущем целую волну отказа работодателей от выполнения обязательств по выплатам, и узаконение этих отказов в судах. Более того, решения трудинспекций в пользу работодателей делают в будущем практически нереальным пересмотры таких дел в судах.

Парадокс — трудинспекция, созданная для защиты интересов работника превратилась в свою противоположность. Впрочем, узаконивая таким своеобразным образом нарушение основного пункта коллективного договора, та же трудинспекция своим решением автоматически делает законным принятие коллективом предприятия решения о «полной или частичной приостановке работ», то есть, согласно Трудового кодекса, забастовки.