Матросы свое слово еще скажут!

Матросы свое слово еще скажут!

В очередном номере газеты «Рабочее дело» опубликовано интервью с мотористом теплохода – Гончаровым Евгением Николаевичем.

Ему 29 лет. Родился и вырос в Оренбурге, с 2009 года живет в Москве. Рабочий плавсостава, моторист-рулевой ООО «Порт Кимры». Место работы – город Кимры Тверской области. Ведет общественную работу. В марте этого года с правом совещательного голоса участвовал в нижегородском заседании Российского Комитета рабочих. Воспроизводим запись беседы с незначительными сокращениями.

 

Евгений, расскажите вкратце о своей работе?

— Работаю в ООО «Порт Кимры», Моторист – рулевой. Буксир-толкач называется «Речной-71». Толкаем баржи с песком в Москву из района Калязина, что в Тверской области на Волге. Один рейс продолжается около трех суток. В месяце у нас двадцать дней рабочих, десять выходных. Есть сменный экипаж. Небольшая зарплата и премия в сумме составляют около тридцати пяти тысяч ежемесячно.

Понятно. Заработок, конечно, небольшой… Что же в таких условиях, мягко говоря, привлекательного для плавсостава?

— Лично меня удерживает возможность совмещать работу и учебу. Учусь по специальности «штурман – инженер судоводитель» на шестом курсе в Московской государственной академии водного транспорта (МГА ВТ). На сессию отпускают и оплачивают как положено.

Что насчет успеваемости?

— Нормально. Троек почти нет… Главное это то, что академия дает возможности практики судовождения. Был уже на практике в море –  там ведь проще, чем на реке. Авторулевой, подключенный к

электронной карте, компас, и все вместе привязано к GPS-навигатору. Путь отмерен с абсолютной точностью отмерен…

А дорога в будущее?..

— Почти. На флоте где живешь не важно. На теплоходе я один по

моторной установке. Сам из Москвы. Есть народ из Рыбинска, из Калязина, Твери.

Чем зимой занимаешься?

— Зимой у нас межнавигационный отпуск. Продолжается иногда с середины декабря до конца марта месяца, то есть почти три месяца. На работе дают отпускные примерно две – три месячных зарплаты.

Как насчет жилищного вопроса?

— Я из Оренбурга. По первому образованию повар – кондитер. После девятого класса закончил профессиональный лицей в Оренбурге. Поваром работал совсем чуток. Зарплаты там низкие. Потом был слесарем-испытателем на оборонном заводе. Делали детали для корабельной ракеты «БраМос». Но разряд был низкий и зарплата – пять тысяч. Инженеры получали по десять. Сварщики с высоким разрядом по двадцать тысяч.

В Москве я с лета 2009 года. Начинал поваром с зарплатой в тридцать тысяч. Как-то приехал ко мне в гости отец. Осмотрелись и в итоге оренбургскую квартиру продали, а здесь, в столице купили комнату – в районе станции метро «Улица 1905 года». Ее мы теперь сдаем. А сами снимаем двухкомнатную. Но, конечно, не в центре… Доплата за эту квартиру требуется совсем небольшая. Вот и все. Пока не женат…

На мартовском заседании Российского комитета рабочих в Нижнем Новгороде, ты был представителем рабочего класса с правом совещательного голоса. Какие впечатления?

— На заседании Российского комитета рабочих я был

первый раз. Направил меня туда Фонд Рабочей Академии.

Именно поэтому я был на заседании с правом совещательного

голоса. С решающим голосом туда направляют только рабочие коллективы и исключительно рабочих. Никаких принципиальных расхождений с делегатами от рабочих коллективов по обсуждаемым вопросам у меня не было. Познакомился со всеми. Правда, ожидал, что делегатов будет больше.

Впечатлений много. Понятно главное, что основная возможность сплочения рабочих – через профсоюзные организации на местах. Более никак. Важно, когда рабочие объединяются в профсоюзы по составу и по работе.

А есть профсоюзы в том порту, где ты работаешь?

— В порту Кимры есть, но они целиком и полностью находятся под контролем хозяев и руководителей производства. В том профсоюзе я не состою. Он есть по факту, но нужной нам работы, сами понимаете, там нет вообще. Ну проведут два раза в году пару собраний – в начале и в конце навигации – и все, деятельности никакой. Кто был членом этого профсоюза еще в советские времена, тот и сегодня числится… Тут дело в следующем: у нас работают две категории людей – те, кто уже вышел на пенсию, и только собирающиеся.

Молодежи нет?

Молодёжь в порту вся временная. Пришла получить опыт. Матросы в основном приезжают на один год,

на одну навигацию, для практики. Потом почти никто не возвращается. Зарплата ведь у матроса очень низкая – максимум пятнадцать тысяч рублей.

Много в порту рабочих?

— Сто двадцать человек на десяти буксирах. И столько же в порту.

Активисты в рабочей среде есть?

— До сих пор ни разу не встречал. Молодежь временщики. А те, кто уже на пенсии или в предпенсионном возрасте, молчат – лишь бы не уволили.

Вернёмся к заседанию Комитета рабочих в Нижнем Новгороде. В ходе обсуждений там были рассмотрены три программных положения: о шестичасовом рабочем дне, о рабочих профсоюзах

и о солидарных действиях профсоюзов. Какое из них, по твоему мнению, наиболее реально для осуществления в настоящее время или в ближайшей перспективе?

— Полагаю, что третий вопрос. Но рабочих профсоюзов очень мало, а кое-где их вообще нет. Нет, наверное, все три вопроса можно и нужно реализовывать вместе. Между тем самый интересный доклад был по первому вопросу «О шестичасовом рабочем дне».

Конечно!

Он очень важный. Поправок в рассматриваемое решение фактически не было. С экономической точки зрения, и это мое убеждение, давно пора переходить на шестичасовой рабочий день. Уверен, что производительность труда останется та же. Опыт Швеции и Франции показывает, что когда у работника шестичасовой рабочий день, производительность труда только возрастает, поскольку рабочий выходит на работу как следует отдохнувший.

Важно то, что увеличивается количество свободного времени для развития личности. Вон, несколько недель назад госдумовцы с радостью заявили, что не сегодня–завтра рабочая неделя станет четырехдневной. Но ведь и за эти дни можно так упахать рабочего, что ему на восстановление и трех дней не хватит. Нет именно шестичасовой рабочий день при пятидневке.

Отрицательный пример – это корпорация «Алмаз-Антей», которая сокращает около тридцати процентов работников всех специальностей в связи с переходом на новые станки. Возможно, им люди более не требуются.

Возможно… Евгений, насколько я знаю, вы распространяли нашу газет «Рабочее дело» среди делегатов Российского Комитета рабочих в Нижнем Новгороде. Какие впечатления о газете?

— Затронуты важные темы. Но наш капитализм не заинтересован

в нашей стране. Снять сливки и вывезти по больше за границу. В нашей кампании все суда работают на износ. Никаких вложений нет. На заработанные деньги, конечно, строят нефтяные танкера «река – море». У компании ООО «Порт Кимры» есть дочернее предприятие с иностранным названием. Так вот часть экипажей постоянно приглашают туда на работу. В итоге наш обычный речной флот будет работать, наверное, до полного истощения

ресурса. Строят новые танкера в Нижнем Новгороде. Есть полностью готовые суда – танкеры из Китая. Танкера нужны для вывоза нефти по реке с выходом в Черное море для перегрузки нефти на морские суда.

Пенсионная проблема пока не беспокоит ?

— Когда я только вышел на работу, была накопительная система. Сейчас ее нет. Думать о пенсии думаю, но повлиять ни на что в этом вопросе не могу. Никто не знает, куда в дальнейшем денется тот пенсионный фонд, в который я должен платить.

Что насчет выборов? Не думал стать депутатом?

— Нет, естественно. Один в поле не воин, даже если

и выберут. Но не выберут, выберут капиталистов.

Рабочее движение требует активности. Опасаетесь, что уволят?

— Страха увольнения нет. Мне везде открыто! Что привело в рабочее движение? Наверное, осознание положения в стране. Все, что было создано советскими людьми, растаскивают и разваливают. Вон, был в Москве, например, важный по нашему профилю Нагатинский судоремонтный завод. Так в шестнадцатом году его не то, чтобы вывезли в какое-то другое место, а просто ликвидировали. Под чистую! А высвободившееся место отдали под строительство дорогого, так называемого элитного жилья. Не знаю, кто там будет жить, но уверен, что строят его не для рабочих, не для таких как я.

Да уж… Что ж, желаю и далее жить без страха и сомнения. Спасибо.

Беседу вел И. С. Молот