Трагедия на «Уралвагонзаводе»: после разговора с начальством рабочий повесился посреди производства

Сергей Черных

19 февраля на «Уралвагонзаводе» произошла страшная беда: в разгар трудовой смены покончил с жизнью рабочий. Доведенный до отчаянья он повесился  практически на глазах у других работников цеха. По имеющимся сведениям, это был Сергей Черных, 1991 года рождения. По поступающим сообщениям, чтобы ускорить смерть, он, надев петлю, прыгнул с возвышения, в результате чего сразу же сломал себе позвоночник в шейном отделе, потерял сознание и моментально умер от удушения.
Как сообщают в соцсетях сами заводчане, первые подозрения о том, что на «Уралвагонзаводе» произошло ЧП, возникли около 12.00, когда на проходной (возле «пельменной») остановилась «Скорая помощь». Охрана предприятия, которую осуществляет Росгвардия, не пропустила машину на территорию УВЗ. Возможно, это стало одной из причин, по которой осмотр тела произошел едва ли не через час после инцидента. Хотя не исключается, что проехала бы «неотложка» к 170 цеху раньше, рабочего моно было еще спасти.
Справка. Цех N 70 – кузнечный цех. Методом горячей штамповки деталей на кузнечно-прессовом оборудовании здесь изготавливаются крупные метизы (болты, оси, валики, шпильки) с их последующей мехобработкой.
По имеющимся сведениям, к концу дня на УВЗ были вызваны все руководители основных подразделений. Причины, повлекшие за собой трагедию, выясняются. Однако уже известно, что Сергей Черных совершил самоубийство сразу же после того, как вышел от начальника.
Да, совесть и внутренний нравственный закон погибшего были очень уязвлены. Он не терпел фальши. «ВКонтакте» об этом так высказываются знавшие его:
«Довело любимой начальство» .
 «Здоровее всех здоровых был. Просто довели».
«Во многих цехах отношение к рабочим не людское. Но это не повод в петлю лезть».
«Очень жаль, реально классный парень. Конечно вернётся всем и всё, бумерангом».
«В рабочей семье родителей остались два его брата».
О том, что крайнее обострение противоречий на предприятиях корпорации «Ростех» принимает тяжелые формы, известно давно. Но сегодня это, очевидно, ведет не просто к тому, что традиционно называют «социальной напряженностью», а к конкретным очертаниям уничтожения «гражданского мира».
В Нижнем Тагиле этот процесс становится не просто острым. Он становится кровопролитным: за минувший год данный инцидент – едва ли не пятый суицид с участием рабочих УВЗ. Плюс к этому самоубийства – то стреляется младший лейтенант полиции из отдела N16 на улице Островского, то выбрасывается в окно четырнадцатиэтажки (на Красногвардейской) «благополучного вида мужчина», то опять же в начале ноября на Вагонке насмерть разбивается 18-летняя студентка. И еще многие десятки подобных инцидентов.
Однако гибель Сергея Черных выделяется из всех иных случаев. Ведь он совершил самоубийство на рабочем месте. Молодой человек не мог вынести тягот этой жизни. И расстался с ней прямо на месте. Тем самым он волей-неволей заострил внимание общественности на возмутительных условиях труда рабочих «Уралвагонзавода».
Еще страшнее эта трагедия становится от осознания того, что нынешнее взрослое поколение, припеваючи выросшее в годы советской власти, бесплатно получившее образование, жилье, здоровье, сегодня плюет на поколение своих же детей!
И вот этот начальник 107 цеха, сколько ни было бы ему лет, пусть он родился даже в какие-нибудь 80-е годы, не видит никакой ценности в жизни молодого рабочего. Абсолютно никакой! Кроме прибыли. А нет прибыли – вали куда угодно, хотя бы и на виселицу.
…Конечно, можно только сожалеть, что в семье Серафимы и Рюрика Холманских не было заведено воспитывать детей в лучших коллективистских традициях нашего советского трудового народа. Тем не менее их сын не был лишенцем. Общество надеясь, что приличный человек из него все же выйдет, дало ему и знания, и работу, и культурными ценностями поделилось. Был комсомольцем. Чуть ли не в КПСС успел  вступить. Но, как выясняется, все это было лишь из карьерных соображений. Тогда предал рабочий класс, паразитируя на коммунистической идеологии, и в нынешние времена глумится открыто. Да что Холманских. Потапов – из той же когорты. И плевать им на детей трудового народа. Пусть хоть все перевешаются – завезут новых – из Казахстана или Узбекистана. А не оттуда – так из Китая.
А сами тем временем во всеуслышание беззастенчиво рекламируют модернизацию производства, якобы происходящую все в том же кузнечном цехе N 170.
«В кузнечном цехе №2 (170) ввели в эксплуатацию современные пресс-ножницы производства фирмы «Erfurt», стоимостью 12 млн рублей.
Немецкое оборудование усилием в 1000 тонн осуществляет резку сортового металлопроката и производит за одну смену 600-800 заготовок, диаметр которых составляет 80-170 миллиметров.
Ножницы усилием 315-1000 тонн, выпущенные в 70-х годах, до сих пор были слабым звеном предприятия, поскольку их механизмы давно и безнадежно устарели. Простои оборудования часто вынуждали рабочих выходить на производство сверхурочно и в выходные дни, чтобы выполнить план работы. Благодаря появлению новых пресс-ножниц будет снята нагрузка с действующего оборудования с последующим проведением качественного капитального ремонта. Это обеспечит выполнение работ в запланированные сроки.
…По предварительным подсчетам, приобретение ножниц окупится всего за четыре года, а их производительность, в отличие от старого оборудования, будет на 10%-15% выше».

Судя по тому, как сложилась судьба Сергея Черных из этого самого проклятого 170 цеха, все на самом деле как-то не так…
О тем, что в цехе 170 положение аховое знают все! Еще лет пять назад даже ангажированная газета v-tagile.ru предупреждала: «Счет уволившихся с Уралвагонзавода идет на десятки – в основном, это специалисты рабочих профессий. Как сообщил один из них, свою трудовую книжку он забрал потому, что на его участке месяц нет заказов. До последнего времени молодой человек трудился в цехе №170 – методом горячей штамповки там делают детали для железнодорожных вагонов».
Всё понятно… РЖД предпочитает вагоны китайского производства, а не нашего, «тагильского разлива». И сколько бы правительство не давило на монополиста железнодорожных перевозок, понятно, что никакого будущего у «Вагонки»  нет.
Конечно, руководители предприятия, его подразделений, цехов и участков, процветающие на безудержной эксплуатации заводчан, стараются смотреть на происходящее сквозь пальцы. Но тем не менее, живя в одном городе со своими подчиненными, ходя с ними по одним и тем же улицам, где в одних и тех же школах учатся все их дети, беспокойные мысли посещают топ-менеджеров все чаще и чаще. Тем более, что имена руководства среднего звена хорошо известны всем работникам. А ведь именно они и есть – подкулачники, которые иной раз более остальных лютуют, оставляя своих бывших товарищей по цеху без премий, со штрафами.
Николай Стёпочкин: Это мой друг! Отличный человек во всех смыслах».
Ведь в том-то и парадокс, что из жизни уходят наши друзья детства.
Анюта Будыко: Одноклассник мой был… Хороший мальчишка, все близко к сердцу принимал…вот и довели…
Скорбят друзья…
Буквально взорвался Нижний Тагил. Всем ясно – на его месте может оказаться каждый. И даже не возникает вопрос – почему. Причина у всех одни и те же: у рабочего УВЗ нет ни то, что будущего, но даже настоящего. Весь заработок  его семьи уходит на ЖКХ и еду. Всё!… И любому коммерсанту из местных понятно, что «днем икс» для тагильской торговли являются дни, когда на УВЗ – получка. В остальные дни к прилавку можно и не вставать.
Та же история с городским общепитом. И если не брать в расчет «шавермы», то заведений из категории «приличных» в городе едва наберется с десяток. Ничего удивительного. Здесь не то, что богатых, а просто обычных жителей уже совсем мало… Если в 1991 году численность живущих приближалась к половине миллиона, то, прибавляя (согласно статистике) каждые десять лет по 70-80 тысяч, сегодня в Нижнем проживало бы более 700 тысяч. Ан нет… Всего 350 тысяч человек – на конец 2018 года. А еще через 30 лет здесь останется всего около пятидесяти тысяч. Ну, как в хорошем поселке городского типа, каким наш Тагил был в конце 20-х, по завершении Гражданской войны.
Только если в те годы геноцид здесь творили белогвардейские каратели и чешские легионеры, то сегодня тут правит балл корпорация «Ростех», убивающая производство, убивающая жизнь уральского рабочего класса.
А некоторое время назад свел счеты с жизнью другой рабочий УВЗ – Геннадий Михалев. Все они были в молодом возрасте. Имели семьи. Хотели жить и работать. Им этого не позволили.

Телефон цеха №170: 34-58-12

Опубликуйте с соц. сетях: